Воскресенье, 20 сентября, 2020
Теннис

Марат Сафин: У нас в спорте многое выглядит смешновато

12
Sport News

Экс-первая ракетка мира – о Данииле Медведеве и Марии Шараповой, Федоре Смолове и Снуп Доге, а также о нелюбви к спорту.

– 2019 год стал прорывным для российского мужского тенниса. Сохраним ли мы свои позиции и в 2020 году? – начинаем разговор с Сафиным.
– Медведев, Хачанов, Рублев взрослеют и становятся опытнее. Рисунок карьеры уже есть, процесс подготовки стабилизировался, бегать и искать чего-то нового, в плане тренировок или наставника им пока не надо. Все они уже давно тренируются заграницей: кто в Барселоне, кто во Франции… У всех процесс налажен. Ведь самое сложное в этом возрасте, это найти, где тренироваться. Потому что, как правило, это метания. Родители, агенты, менеджеры начинают таскать ребенка кто туда, кто сюда, и очень часто, просто едут в распиаренные академии. И многих потенциально талантливых теннисистов мы поэтому и потеряли по дороге… Такие места открывают, прежде всего, для того, чтобы зарабатывать деньги. Никто там не заинтересован вырастить из твоего ребенка звезду тенниса.

А у этих ребят все сложилось удачно. Они сразу стали тренироваться в правильных теннисных местах.

– Почему мы так долго ждали новое теннисное поколение?
– Как правило, это проблема перехода. Потому что до 12-13 лет еще можно тренироваться в России, а потом, если ты хочешь стать профессионалом, надо уезжать. Здесь просто нет возможностей для этого. Все кого мы знаем сейчас, уехали еще в те времена: Кузнецова в Испании тренировалась, я в Испании, Андреев тоже, Коля Давыденко – Германия, Мыскина – Германия, Мария Шарапова – Америка. Все, кто чего-то добился – они уезжали. Кроме, наверное, Миши Южного. Но он все равно здесь редко появлялся. А как иначе? Все значимые турниры – в Европе. Именно там самый высокий уровень челенджеров. А наши раньше постоянно ездили по Индиям, Узбекистанам…Понятно, что там самый низкий уровень турниров и ты набираешь большое количество очков, но потом тебе все равно ехать в Европу, без нее никак не обойтись.

– А насколько важно найти своего тренера?
– Если ты адекватный человек, жизнь постепенно приведет тебя к нему. Самое главное, не метаться. Но тут еще часто начинают влезать родители, они, якобы, понимают лучше, чем остальные. И, даже если ты нашел нормального тренера, родственники могут все дело испортить, потому как по их критериям он может быть недостаточно для тебя хорош.

– У вас как было с родителями?
– У меня никак не было. Родители просто отправили меня в 13 лет в Испанию и все. Кроме того, им сразу спонсоры сказали, чтобы в процесс подготовки они не пытались вмешиваться.

– Как прокомментируете ситуацию в нашем женском теннисе?
– Думаю, там тоже все будет хорошо. Это всегда волнами. Сейчас мужской теннис на подъеме, потом девчонки нас удивят.

– Шарапова объявила о завершении карьеры.
– У нее уже не было той мотивации и голова не о теннисе думала. Да, она продолжала выходить на корт, но, возможно, только потому, что не могла понять, что делать дальше, куда идти. Таких много, кстати.

– С Анной Курниковой общаетесь сейчас?
– Нет, давно не общался. Но она молодец. Благодаря именно ей все девчонки в нашей стране заиграли, она была первопроходцем. Потом уже были Мыскина, Дементьева и все остальные. Кстати, Шарапова очень похожа на Курникову. Тот же стиль. Аня стала еще и первой, кто начал зарабатывать в теннисе большие деньги на рекламе. До сих пор, никто из наших теннисистов не может этим похвастаться. Маша Шарапова не в счет, она попала в рекламу только потому, что жила в Америке. А российский рынок по-прежнему большим брендам неинтересен, он маленький и денег здесь тоже нет. В российском спорте мало спонсируют профессионалов, это единичные случаи.

– Футбол, все-таки поддерживают. «Тинькофф банк» дал 375 миллионов на Российскую премьер-лигу.
– 375 миллионов чего? Долларов?

– Рублей. Или 5,5 миллиона евро.
– Для спонсорского пакета это какая-то очень скромненькая сумма. Вот поэтому многое у нас сейчас в спорте смешновато выглядит.

Марат Сафин: У нас в спорте многое выглядит смешновато

– Давайте немного поговорим о вашей новой ипостаси – капитан сборной России. Как случилось назначение?
– Australian Open это тот турнир, где капитана выбирают сами ребята. Как правило, выбирает первый номер. Медведев и Хачанов позвонили и позвали меня. За что им большое спасибо! Но, собственно, на этом все. Это разовая акция.

– А если еще раз позовут?
– Позовут – приеду.

– Даниил Медведев, на ваш взгляд, неожиданно так громко заявил о себе?
– С одной стороны, неожиданно. С другой, Данила очень грамотно играет, хорошо читает игру, чувствует ее и сегодняшний уровень не предел для него. Немножко опыта и он может стать первым в рейтинге… Через какое-то время. Талантливый парень.

– Евгений Кафельников, считает, что ему не удастся удержать сегодняшние позиции.
– Тут важно каждый год апгрейдить себя. Иначе, все быстро начнут читать твою игру. Если Даниил будет и дальше также работать над собой и тюнинговать себя, то все будет нормально. Конечно, если он вдруг продолжит играть в прошлогодний теннис… Но, лично мое мнение, что Медведев будет и дальше эволюционировать.

– А что скажете про его характер, про стычки с болельщиками?
– Каждый имеет право на свой характер. Что касается ситуации с болельщиками, то кто-то считает что произошло что-то из ряда вон выходящее, кто-то не видит никакой проблемы. Я лично считаю, что ничего особенного не произошло. Самое главное, что это не мешает ему хорошо играть в теннис. А там он дальше, думаю, сам разберется как вести себя с болельщиками. Вообще, у нас всегда советчиков полно, как надо себя вести, как не надо – Страна Советов.

– Вы ведь тоже отличались вспыльчивостью: 300 сломанных ракеток о многом говорят. Сейчас, оглядываясь назад, можете сказать, что характер как-то мешал на корте?
– Ты не всегда можешь контролировать свои эмоции, особенно, когда ты молодой. Но, иногда, выплеск эмоций просто необходим. Если от них не избавиться, ты просто не сможешь играть. Мы все живые люди и реагируем на те или иные вещи по-своему.

– Случались ли рефлексии на тему своих эмоциональных поступков на корте?
– Лучше этим не заниматься. И с холодной головой проанализировать свои поступки. Есть вещи, которые тебе мешают жить, есть – которые не мешают. Конечно, самоедство иногда присутствует. Но лучше от этого избавляться.

– Сегодня спортсмены все чаще прибегают к помощи психологов. В ваше время было что-то подобное?
– Даже близко не было. Но, сейчас по-другому смотрят на спорт, возможно, более профессионально подходят ко многим вопросам, плюс денег больше. Спорт уходит в жесткий бизнес. Сегодня многие, безусловно, любят заниматься спортом, но делают это за хорошие деньги, и от этого любят еще больше. Но это нормально в наше время. Поэтому все пытаются как можно дольше продержаться в топе. Когда тебе 20 – ты уверен, что способен на многое, а в 30 уже начинаешь сомневаться, получится ли у тебя даже то, что ты делал 10 лет назад. И, в этот момент, наверное, кому-то и поможет помощь психолога.

– Сейчас немало возрастных звезд, которые еще и фору дают молодым…
– Тут все в целом: подход к тренировкам, к питанию, пул врачей. В теннисе, например, сегодня не играют столько турниров, сколько в наше время, когда мы постоянно ломались и не успевали восстановиться. Ну, и момент психологии, конечно, один из самых важных. Потому что, иногда, не важно, как ты бегаешь, как ты «машешь», а важно, как ты ведешь себя в стрессовой ситуации. Все хорошо «машут», когда счет ничего не означает. Когда начинает означать, побеждает тот, кто выдержит на жилах больше.

Марат Сафин: У нас в спорте многое выглядит смешновато

– Когда в этом году вы прилетели в Австралию, где 15 лет назад выиграли Australian Open, были какие-то особые эмоции? Может, ностальгия?
– Знаете, нет. Я вообще как-то об этом не задумывался. Скорее отметил, как изменился Мельбурн, в лучшую сторону, как вырос турнир, как австралийцы вкладываются в инфраструктуру. Они молодцы в этом плане, умеют делать продукт и продавать его. Для города и Австралии в целом – это событие года и они держат уровень.

– Вас как-то особенно встречали в Мельбурне? Ощущали себя легендой?
– Я не знаю, что это такое: легенда или культовая личность… Я спокойно к этому отношусь.

– Теперь уже никуда без этого сравнения: тройка – Кафельников, Южный, Сафин против тройки: Медведев, Хачанов, Рублев. Обойдет ли вас молодежь по трофеям?
– Конечно, они хотят выиграть пару «Больших шлемов» и стать первыми, но не думаю, что есть задача именно обойти нас. С амбициями у ребят порядок. Новое поколение должно быть лучше, чем старое. Дай бог, чтобы у них все получилось.

– Тренером не захотелось стать после капитанства в сборной?
– Пока такое желание не посещало. Меня все в моей жизни устраивает, сейчас есть, чем заниматься и мне этого достаточно. А в теннис еще не тянет. Да, я согласился быть капитаном сборной, чтобы помочь ребятам, где смогу. Но жизнь одна и хочется попробовать себя и в других сферах. Ничего без удовольствия я делать больше не хочу.

– Комментировали финал US Open на Первом канале вы явно с удовольствием.
– Все это спонтанно получилось. Мне позвонили часов за пять до начала матча: «А можешь подъехать? У нас никого нет». Я подумал, почему бы и нет, заодно финал посмотрю. Вот и подъехал. Какой-то серьезности момента не было: ты приезжаешь в телецентр, перед тобой стоят два телевизора и наушники, ну и все, работаешь.

– Думаю, многим теперь хочется еще раз посмотреть теннис с вашими комментариями.
– Если кому-то захочется, пусть, пересматривают эфир. А так, к этому надо готовиться, этим надо заниматься, понимать, как это работает. Так что, пока, хватило одного раза. Но для опыта было интересно.

– Зачастую теннис скучно комментируют. Не хватает такого человека, который бы простым языком, рассказывал, что происходит на корте.
– Если честно, у нас зритель привык уже к тому, как комментируют теннис. Так сложилось. И думаю, не только у нас. В Европе то же самое. Только в Америке сейчас начинают менять подход. Например, НХЛ приглашают комментировать Снуп Дога. А у нас не знаю, насколько это приживется. Там они пытаются раскачать публику. Как вариант, может нам стоит пригласить комментировать какой-то матч, например ребят из Comedy Club, они нормально соберут аудиторию и народ с удовольствием их послушает. В общем, если есть возможность, надо экспериментировать. Но у нас любят другой подход: «ничего не трогать, чтобы не сделать хуже». А потом сами же и удивляются, что так скучно все. Поэтому все больше и больше людей уходят в YouTube. Телевизор теряет аудиторию. Хотя, интернет не везде есть.

– Насколько пристально следите сейчас за теннисом?
– Почти не слежу. Когда прилетел на Australian Open, понял, что половины спортсменов просто не знаю. Думаю, вы, если поиграете 25 лет в теннис, вам тоже надоест. Оно ж приедается. Представляете, 25 лет заниматься одним и тем же!

– А за каким спортом ты следите?
– Вообще ни за каким. Не люблю спорт. Не смотрю ни хоккей, ни футбол. Хотя, нет, футбол могу иногда посмотреть.

– Неужели не следили за чемпионатом мира в России?
– Не ходил ни на один матч. Не захватывает меня это все.

– Но вы же долго жили в Испании, в очень футбольной стране, неужели никуда не ходили?
– Может, конечно, пересмотрел футбола в Испании. И потом, не хочу обидеть футболистов, но уровень испанского футбола и нашего – слегка огромная разница. Даже по скоростям это видно.

– В Испании за кого болели?
– Да, в целом, за испанский футбол. Я сначала жил в Валенсии, поэтому болел за местный клуб. Потом, когда Карпин и Мостовой играли в «Сельте», то, соответственно, за эту команду. Да, кстати, раньше наши футболисты были востребованы в Европе: Шалимов, Колыванов, Симутенков, Юран. Человек 20 играли в Европе. А сейчас российские футболисты не нужны там даже близко. Вот, Смолов поехал в «Сельту», молодец, это вызов, конечно. Хочу пожелать ему удачи. Сейчас там будут на него пристально смотреть, что он представляет собой в реальности. Не в нашей реальности, в которой пешком все ходят, а в европейской футбольной реальности.

– Есть ощущение, что чтобы он ни показал испанцам, у нас все равно найдут к чему придраться.
– Если он будет забивать, как забил «Реалу», никто придираться не будет. А на диванные войска можно не обращать внимания.

– Спорт вы не любите, но серфингом занимаетесь.
– Во-первых, это не соревнования. Во-вторых, серфинг для меня – это больше как медитация. Правда, я совсем-совсем начинающий, на доску встал только два года назад. Мне просто нравится сам процесс.

– Свою большую волну уже ищете?
– Я жить хочу.

– В одном из интервью вы сказали, что хотели бы отобрать у хоккея звание главного русского спорта.
– Я знаю многих хоккеистов и болею за них. Но, давайте сравним, сколько стран мира играют в теннис и сколько в хоккей. В любой стране считается престижным иметь у себя как можно больше теннисных кортов, почему бы и нам не двигаться в эту сторону? В 90-х и начале 2000-х у нас началась работа в этом направлении, но потом был долгий провал в теннисе. Теперь появились молодые и талантливые ребята и можно вернуться к этому вопросу.

– Завершив карьеру теннисиста, вы начали карьеру политика. Вспоминаете это время?
– Для меня это был хороший опыт. Много узнал, многому научился, но, к сожалению, пришлось уйти, по личным причинам. А так, я бы остался.

– Если сейчас предложат что-то интересное в этом направлении?
– На что-то интересное я всегда с удовольствием соглашаюсь. Да, сейчас мне нравится путешествовать. Я не мыслю свою жизнь без выездов в Европу. Я все-таки прожил там 17 лет. Для меня это второй дом. Но для предложений я открыт.

– А как же чувство патриотизма?
– Кто-нибудь объяснит мне все-таки, что это слово означает? Кого ни спрошу, у всех разные версии и оттенки. Всегда зависит от контекста. Да, я люблю свою страну, но что такое «патриотизм»?

– Через несколько месяцев Олимпиада. Некоторые из наших спортсменов хотят отказаться от поездки, если им придется выступать под нейтральным флагом. Как вы относитесь к такому решению?
– Жизнь спортсмена ограничена всего несколькими Олимпийскими играми. Почему из-за ситуации, где кто-то с кем-то о чем-то не договорился должен страдать спортсмен?! Зачем жертвовать собой, из-за чьих-то ролевых политических игр?! Да, это индивидуальное решение каждого спортсмена. Но, если бы у меня была такая возможность, я бы от нее не отказался. Под любым знаменем поехал бы на Олимпиаду. Так как все, кто любит спорт, знают, из какой я страны.

– Переживали когда-нибудь, что нет олимпийских медалей?
– Ни разу. Меня всегда больше интересовали «Большие шлемы».

– В этом году 10 лет с тех пор как вы завершили карьеру. Сильно изменились за это время?
– Я уходил из спорта, когда мне было 29, сейчас мне 40. Думаю, да, слегка изменился.

– Довольны этими изменениями?
– Ну да. Меняется мировоззрение, ценности. Все меньше ненужных мыслей в голове. В 40 лет, я считаю, жизнь только начинается. Ошибок уже к этому моменту сделано достаточно, теперь можно делать их меньше и жить в удовольствие. И никуда не торопиться.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Марат САФИН

Родился 27 января 1980 года

Российский теннисист, бывшая первая ракетка мира в одиночном разряде

Победитель двух турниров Большого шлема в одиночном разряде (US Open-2000, Australian Open-2005), двукратный обладатель Кубка Дэвиса (2002, 2006) в составе сборной России, победитель 17 турниров АТР (из них 15 – в одиночном разряде)

Член Международного зала теннисной славы с 2016 года

Депутат Государственной думы VI и VII созывов (2011-2017), кавалер ордена Почета

источник: «Советский спорт»

Sport News

Добавить комментарий